Наступать нельзя отступать: почему бравада в Донбассе может плачевно закончиться для Киева

Наступать нельзя отступать: почему бравада в Донбассе может плачевно закончиться для Киева

На фоне слухов о предстоящей провокации на линии соприкосновения в Донбассе ряд иностранных экспертов выразили уверенность в том, что группировка ВСУ, сосредоточенная в «зоне АТО», сможет «достойно ответить» на попытки обострения обстановки. Ответ этот будет заключаться в молниеносном ударе механизированных и танковых частей ВСУ по позициям ополчения ДНР и ЛНР.

Он якобы приведет к прорыву фронта и дальнейшему входу наступающих частей в кварталы Донецка и одновременным ударам во фланг ополчения вдоль линии госграницы. Это необходимо для отсечения вооруженных сил ДНР и ЛНР от России и перекрытия, как уверяют эксперты, снабжения ополченцев с территории РФ. Отмечается, что успех обозначенных действий будет во многом обязан разведывательной и ударной беспилотной авиации, которая так хорошо была разрекламирована во время осеннего вооруженного конфликта в Нагорном Карабахе.

Однако, восхваляя предстоящий грандиозный успех ВСУ, те же самые эксперты делают небольшую, совершенно незначительную оговорку. Если за Донбасс вступится российская армия, то подразделениям ВСУ придется прекратить наступление и вернуться на исходные позиции. Сделано это будет, как полагают эксперты, для того, чтобы не повторить ошибки лета 2014 года и зимы 2015 года, когда значительная часть войск Украины и добровольческих батальонов была разгромлена в блестяще организованных ополченцами Иловайском и Дебальцевском «котлах».

Помню даже, как в начале февраля 2015 года некоторые иностранные эксперты рисовали карты некоего Горловского «котла». Туда, по их мнению, должны были попасть и поплатиться за Иловайск мифические «путинские войска». Получилось тогда все печально, и Украина, осознав глубину поражения в реально состоявшемся Дебальцевском «котле», была вынуждена сесть за стол переговоров и наметить пути мирного урегулирования конфликта на Донбассе в «минском формате».

Киев в бреду

Сегодня уже очевидно, что пролитая тогда кровь военных полностью забыта нынешним руководством Украины, и ужасы тех дней, которые в итоге привели к подписанию Минских соглашений, пребывают в забвении. Новые киевские власти готовы идти на военное решение конфликта. При этом, конечно, они делают все от себя зависящее, чтобы показать России готовность к межгосударственному конфликту, выгодному кому угодно, но только не Украине. Где логика такого стремления, я сказать не могу.

Но, отвечая иностранным экспертам, которые сегодня рисуют красивые красные стрелки (да, в ВСУ свои действия обозначаются тоже красным цветом, как и в российских боевых документах) ударов по позициям ополчения, могу предложить и свой вариант развития событий. Его фантастичность заключается не в самом исполнении, а в том, что руководство России куда более глубоко видит последствия и осознает значимость военного столкновения с Украиной. Уверен, оно найдет решение в той плоскости, которая на данный момент не находится в поле зрения иностранной прессы и не приведет к человеческим жертвам.

Допустим, что провокации сопредельной стороны перешли все мыслимые границы, и руководством России принято решение о защите русскоязычного населения Донбасса от физического уничтожения. Повторюсь: такой сценарий есть исключительно плод моего воображения и в реальности его реализация маловероятна, что, однако, не исключает его полностью — сопредельная сторона именно этого и боится.

Возможный сценарий

Так вот, учитывая силы и средства, имеющиеся у сторон, могу предположить, что ответные действия распространятся за пределы Донбасса, и будут иметь не региональный (оперативный), а более широкий (стратегический) характер.

Имеющихся сил ополчения вполне хватит, чтобы наступающие подразделения ВСУ завязли в тяжелых боях по «выносу» обороны. Хотя, конечно, в ряде мест обозначится успех, и для развития этого успеха могут быть введены механизированные подразделения, прошедшие подготовку для ведения боя в городской застройке. Окраины Донецка могут быть захвачены в течение первых часов после начала наступления. Прорыву будет предшествовать артподготовка силами стянутых сюда артиллерийских бригад, получающих указания с беспилотных средств воздушной разведки.

На отдельных участках могут быть применены аэромобильные подразделения на вертолетах — особенно там, где по данным разведки у ополчения не будет в наличии средств ПВО. Или если они будут предварительно подавлены недавно принятыми на вооружение ВСУ турецкими «Байрактарами», хорошо зарекомендовавшими себя в Нагорном Карабахе.

Часть важных с точки зрения организации обороны целей будет уничтожена ракетами «Точка-У» — ВСУ располагают одним соответствующим подразделением. Возможно, 19-я ракетная бригада нанесет удары по гражданской инфраструктуре — вполне вероятно, учитывая воинственную риторику украинского руководства.

Могу предположить, что на этом успех ВСУ закончится. Дальше начнется катастрофа: и не только для ВСУ, а для всей государственности страны-агрессора.

Начало конца

В первые же часы конфликта средствами радиоэлектронной борьбы вся деятельность беспилотной авиации Украины будет выключена. Да и не только беспилотной авиации, но и всех без исключения каналов боевого управления. Это приведет к ослеплению агрессора и потере им контроля над войсками. Штабы утратят возможность руководить действиями наступающих сил и перестанут получать от них доклады. Как известно, даже кратковременное нарушение управления войсками в критические моменты боя зачастую становится причиной неудачного исхода и даже разгрома. А противоборствующие силы, без сомнений, такой возможностью воспользуются.

Я вот даже уверен, что в первые сутки в этой гипотетической ситуации «противная сторона» не станет задействовать сухопутные силы. Зачем? В этот период пехота и танки будут не нужны. Для их использования нужно будет подготовить почву. Поэтому перво-наперво в дело будут пущены армейские ракетные бригады (а их на этом направлении имеется несколько), в каждой из которых по 12 пусковых установок ракет «Искандер-М». Зря что ли их создавали, формировали, учили, давали практику на дальних «незнакомых полигонах»?

Есть рядом Каспийская флотилия, имеющая четыре «калиброносца», которые тоже не прочь будут поучаствовать в ответном ударе. Я уже молчу про Черноморский флот и дальнюю авиацию, крылатые ракеты которых в первые сутки последовательно и неотвратимо будут уничтожать средства ПВО противника, узлы связи и пункты управления, включая находящиеся на достаточном удалении от линии боевого соприкосновения. Нет даже тени сомнения в том, что цели для крылатых ракет не будут вскрыты средствами радиотехнической и космической разведки, которая постоянно мониторит ситуацию на прилегающей территории и владеет ситуацией в реальном времени. Понятно, что перед подавлением пунктов управления и других важных целей они будут дополнительно разведаны беспилотниками. Имеющиеся на вооружении ВСУ средства ПВО неспособны их сбивать по чисто техническим причинам.

После ракетного удара и радиоэлектронного «выключения» ПВО будет использована бомбардировочная авиация. Файтербомберы, хорошо натренированные на «незнакомых полигонах», к исходу первого дня «вероятной агрессии» сделают с колоннами наступающих войск примерно то же самое, что они сделали в 2015 году с длинными колоннами бензовозов, которыми боевики вывозили из Сирии украденную нефть. В принципе после этого обезглавленную и ослепленную группировку войск агрессора можно оставить на медленное, но верное растерзание ополченцам, а самим заняться более важным делом.

Провал ВСУ

Вторые сутки гипотетического сражения будут отмечены переходом линии государственной границы батальонно-тактическими группами примерно на трех основных операционных направлениях: по линиям Клинцы — Киев, Белгород — Полтава с последующим движением на Николаев, а также Валуйки — Днепропетровск и Запорожье с выходом на Одессу и далее — до Измаила. Вдоль коридоров с подавленной силами бригад и армейской авиации ПВО будут высаживаться тактические десанты на стратегически важные переправы и развязки дорог. По мере подхода основных сил десантно-штурмовые подразделения будут перебрасываться на следующие объекты. В силу отсутствия на Украине полноценной авиации и полного господства в воздухе со стороны контрнаступающих войск, успех высадки тактического десанта будет более чем гарантирован.

Можно предположить, что удар первого эшелона будет ориентирован на максимальное продвижение вглубь сопредельной территории, а наличие в небе штурмовой и армейской авиации обеспечит беспрепятственное продвижение на глубину, соответствующую поставленным задачам. При этом нужно понимать, что в отличие от ВСУ, армия, которая, вероятно, поддержит Донбасс, будет за своим первым наступающим эшелоном иметь второй эшелон, сформированный из батальонно-тактических групп танковой армии. Он будет развивать и закреплять успех условных «Ельнинской» и «Висленской» мотострелковых дивизий.

Согласно самым скромным расчетам, выход первого эшелона на операционном направлении к назначенной цели случится к исходу первых суток. На двух других передовые подразделения достигнут заданных рубежей к исходу третьих суток. При этом нужно понимать, что ВСУ будут лишены возможности оперативного маневра своими резервами, ибо файтербомберы будут «кошмарить» тылы и сковывать любые перемещения.

Помощь Североатлантического Альянса, на которую так сильно уповают патриоты Украины, не придет. Потому что все будет, как в песне Бориса Гребенщикова: «Нас осталось только два, нас с тобою…». И даже не потому, что они испугаются ядерного арсенала контрнаступающей стороны, а оттого, что сил у них для этого нет. Войсковую группировку нужно создавать, выводить в районы боевого применения, обеспечивать всеми видами довольствия… А на это история им не отпустит времени.

Путь к дипломатии

В итоге никто обернуться не успеет, как целые области «Незалэжной» окажутся под влиянием Северного ветра. Что дальше? А дальше — переговоры. Результаты условной стратегической наступательной операции принесут хорошие переговорные позиции. Например: мы отводим войска от Киева, а вы признаете отказ от причерноморских и прилегающих к ним областей. Они все равно, если копнуть в историю, не ваши. И достались вам совершенно случайно, буквально по сущему недоразумению, которое можно, как оказывается, легко исправить.

Конечно, я могу продолжить развивать эту тему рассказами о том, как быстро и качественно осадить партнеров по политическому диалогу, пытающихся в тяжелую для России минуту решить свои территориальные проблемы. Но это будет уже другая история.

А в результате описанной совершенно вымышленной ситуации сопредельное государство может быстро, бездарно и навсегда лишиться своей государственности. Ведь Румыния и Польша, пользуясь случаем, мгновенно введут войска и со своей стороны. Это будет сделано совершенно на тех же основаниях: для защиты братского народа. И что тогда останется?

Наверное, именно поэтому трезвомыслящие головы понимают, что начинать войну, имея ввиду возможное вовлечение в нее Вооруженных сил России с востока, а затем Румынии и Польши с западной стороны, может привести не только к военному поражению, но и вообще к завершению существования Украины как государства. И больше всех начала войны не желают военные, которых совершенно не прельщает бесславная гибель за государство, которого уже фактически нет. Напоминаю, что все изложенное в этой статье — плод авторского воображения и не более того.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *